urkons.ucoz.ru
Вторник, 23.10.2018, 07:29
| RSS

 Юридический консалтинг

Главная
Навигация сайта
Категории раздела
ВСЕ НОВОСТИ [16]
ПРАВОВАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ. ВОПРОС-ОТВЕТ [20]
ФИНАНСОВО-ПРАВОВОЙ РАЗДЕЛ [33]
ЗАЩИТА ПРАВПОТРЕБИТЕЛЕЙ [16]
ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО [46]
АВТО ЮРИСТ [7]
ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО [5]
БУХУЧЕТ И НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ. [1]
Статистика
Главная » 2013 » Декабрь » 27 » ЗАЩИТА ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ
20:39
ЗАЩИТА ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ

Защита чести, достоинства и деловой репутации по новой редакции ст. 152 ГК РФ

Ответственность за распространение недостоверных, но не порочащих сведений.

С 01.10.2013 вступил в силу  федеральный закон от 02.07.2013 №142-ФЗ ст. 152 Гражданского кодекса РФ, регулирующей защиту чести, достоинства и деловой репутации.

Ранее распространение недостоверных, но не порочащих честь, достоинство и деловую репутацию сведений не считалось нарушением.

Новая норма п. 10 ст. 152 Гражданского кодекса РФ позволяет требовать:

·            прекращение распространения любых не соответствующих действительности сведений,

·            опровержения сведений,

·            опубликования своего ответа,

·            компенсации убытков.

В норме устанавливается специальный срок исковой давности в один год на случай распространения недостоверной информации в СМИ.

Напомним, что, если недостоверные сведения порочат честь, достоинство и деловую репутацию, именно ответчик (распространитель) должен доказать их соответствие действительности (п. 1 ст. 152 Гражданского кодекса). В случае оспаривания недостоверных сведений, которые не порочат, бремя доказывания перенесено на истца. Именно истец должен доказать, что распространенные сведения не соответствуют действительности.

Логичность и практическая применимость данной нормы вызывает большие сомнения.

Еще со времен римского права не предполагалось включение отрицательных фактов в предмет доказывания (Гордон В.М. Устав гражданского судопроизводства с комментариями. СПб., 1914. С. 368; Гранберг В.Г. Гражданский процесс. М., 1940. С. 35; Юдельсон К.С. Проблема доказывания в советском гражданском процессе. М., 1951. С. 281 - 284). Иными словами, сторону не обязывали доказывать, что какого-то события или действия не было, а обязывали другую сторону доказать положительный факт. Совершено логично в этих случаях и наши суды, как правило, переносят бремя доказывания соответствующим образом (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного региона от 22.04.2010 по делу №А66-10150/2009, постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.05.2012 №09АП-11440/2012 по делу №А40-60992/11-137-52, постановлении Десятого арбитражного апелляционного суда от 02.09.2011 по делу №А41-24572/10).

Тем не менее, в редких случаях представляется возможным установить отрицательные факты через выяснение связанных с ними четко определенных положительных обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Рассмотрим на примерах.

1. Предположим, в газете написали, что рост Общественного деятеля «Х» 185 см., тогда как рост согласно данным из Wikipedia – 172 см. (возьмем это за истинный факт). Едва ли такую информацию можно считать порочащей честь и достоинство.

Не удалось бы прекратить распространение такой информации со ссылками на вмешательство в частную жизнь, т.к. рост публичной личности, которую мы всегда видим по ТВ, не образует какую-либо тайну. По той же причине нельзя было бы рассчитывать и на удовлетворение иска о защите персональных данных.

И вот с 01.10.2013 Общественный деятель (и не только) могут не переживать за некорректные данные. Процесс доказывания несоответствия действительности таких сведений прост и однозначен – истец порадует суд личным присутствием, а его представитель поможет продемонстрировать суду, как Общественный деятель выглядит на фоне сантиметра. Доказать, что ввиду возраста Общественный деятель потерял 13 см. роста у ответчика, разумеется, не получится. Данные обстоятельства можно будет считать стопроцентно установленными (без каких-либо условностей).

2. В статье опубликовали, что у какого-то политика есть недвижимость и машины за пределами России. Едва ли это порочит его честь и достоинство (стоимость недвижимости и машин за границей в разы меньше, чем у нас, то есть теоретически, если бы политик хотел, он бы смог себе это позволить и на зарплату чиновника). Соответственно, информация просто не соответствует действительности, а политик вынужден это доказать.

Разумеется, доказать отсутствие недвижимости за границей – задача практически невыполнимая. Надо представить суду выписки из всех государственных реестров всех стран о том, что на такое-то имя недвижимость не зарегистрирована. Не говоря уже о том, что условия и возможность получения таких выписок зависят от каждого государства. Возможно, где-то она вообще не подлежит госрегистрации.

Доказать же отсутствие за границей машин и вовсе нереально (даже теоретически), ибо они не подлежат обязательному государственному учету.

Этот пример как раз и говорит о полной неисполнимости истцом бремени доказывания. На практике чаще, конечно, будут иметь место ситуации, когда доказать несоответствие действительности будет либо вообще невозможно, либо возможно с определенной долей условности.

К примеру, в газете напишут, что некий известный публичный деятель и холостяк на сегодняшний момент был по молодости женат на юной модели. Едва ли это порочит его честь и достоинство. Какие же доказательства он может представить суду? Вероятно, паспорт, выписку из реестра актов гражданского состояния, может, для "надежности" собственное нотариальное заявление, что он не состоит в браке. Этой совокупности доказательств должно хватить, чтобы суд удовлетворил требования.

Так и проявится та самая условность. Дело в том, что браки между гражданами Российской Федерации и браки между гражданами Российской Федерации и иностранными гражданами или лицами без гражданства, заключенные за пределами территории Российской Федерации с соблюдением законодательства государства, на территории которого они заключены, признаются действительными в Российской Федерации (ст. 158 Семейного кодекса). То есть россиянин может быть фактически и формально (официально) женатым даже тогда, когда не имеет штампа в паспорте и записи о браке в наших органах регистрации актов гражданского состояния.

Представляется, что суды будут вынуждены либо допускать ту самую условность в доказывании, руководствуясь собственной свободой в оценке доказательств, либо – в иных случаях –будут чаще считать сведения порочащими, чтобы иметь возможность перенести бремя доказывания с истца на ответчика.


Право на удаление недостоверной информации (как порочащей, так и не порочащей честь, достоинство и деловую репутацию)

По своей сути удаление – одна из мер пресечения распространения информации, давно применяемая судами, но ранее не закрепленная в законе.

Пунктом 5 ст. 152 Гражданского кодекса прямо закреплено право на удаление недостоверной информации из Интернета. Это плюс.

Пунктом 4 ст. 152 Гражданского кодекса рассматривается право на удаление порочащей информации с материальных носителей, обусловленное:

·            широкой известностью порочащих сведений;

·            невозможностью доведения опровержения до всеобщего сведения.

Также отмечается право заявителя в случае распространения недостоверной информации, порочащей честь, достоинство и деловую репутацию, пресечь нарушение "путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации изготовленных в целях введения в гражданский оборот экземпляров материальных носителей, содержащих указанные сведения, если без уничтожения таких экземпляров материальных носителей удаление соответствующей информации невозможно".

Следует ли данный пункт рассматривать как ограничивающий заявителя или суд в выборе конкретной меры в рамках такого способа защиты, как пресечение или запрет нарушающих действий при их распространении на материальных носителях?

Представляется, что с учетом общих норм о возможности пресечения и запрета нарушающих действий (ст.ст. 12, 150 Гражданского кодекса), а также п. 5 ст. 152 Гражданского кодекса РФ, позволяющего удалять недостоверные сведения из Интернета, п. 4 следует рассматривать не как единственный случай, когда у заявителя есть право на удаление или изъятие носителей, а как частный пример условий применения данных мер защиты именно и только в описанных в пункте обстоятельствах. В иных же обстоятельствах, если того требует адекватная защита от нарушения, удаление тоже будет допускаться (и в п. 5 статьи приводится один из таких примеров – удаление недостоверной информации при ее распространении в Интернете).

Вообще, условия удаления просто недостоверной информации и недостоверной информации, порочащей честь, достоинство и деловую репутацию, с материальных носителей, а в случае невозможности удаления – их уничтожение, вызывают сомнения. Рассмотрим, опять же, на примере.

В печатном издании содержатся не соответствующие действительности сведения, порочащие честь и достоинство. Тираж – 100 000 экземпляров. Есть ли тут широкая известность? Сложно определить. Допустим, есть. Предположим, истец узнал о статье в печатном издании до его поступления в массовую продажу. Выходит, он не может требовать изъятия или уничтожения напечатанных экземпляров, потому сведения еще не стали широко известны, но он получит такое право, когда эти экземпляры будут распроданы… Нелогично.

Законодателю следовало бы решить более четко вопрос пресечения нарушения при таких обстоятельствах, если уж он решил рассмотреть их в качестве примера. Ведь истец не лишен права требовать запрета на распространение этого выпуска печатного издания, в том числе и до выхода в массовую продажу – как один из вариантов меры пресечения и запрета нарушения.

 

Категория: ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО | Просмотров: 1342 | Добавил: islin | Рейтинг: 0.0/0
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей
  • БАЗА ДОЛГОВ ФССП России

  • УЗНАЙ СВОЙ ИНН


  • Полезная информация
  • Создать сайт
  • Все для веб-мастера
  • Кулинарные рецепты
  • Copyright MyCorp © 2018
    счетчик посещений