urkons.ucoz.ru
Понедельник, 23.04.2018, 14:23
| RSS

 Юридический консалтинг

Главная
Навигация сайта
Категории раздела
ВСЕ НОВОСТИ [16]
ПРАВОВАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ. ВОПРОС-ОТВЕТ [20]
ФИНАНСОВО-ПРАВОВОЙ РАЗДЕЛ [33]
ЗАЩИТА ПРАВПОТРЕБИТЕЛЕЙ [16]
ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО [46]
АВТО ЮРИСТ [7]
ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО [5]
БУХУЧЕТ И НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ. [1]
Статистика
Главная » 2013 » Октябрь » 29 » Страхование кредитных рисков
21:20
Страхование кредитных рисков

О. СВИРИДЕНКО

О. Свириденко, судья Московского городского арбитражного суда.
Страхование кредитных рисков достаточно широко распространено в банковской практике, которая выработала определенные формы этого способа обеспечения интересов банков. С правовых позиций, разумеется, страхование не рассматривается как способ обеспечения исполнения обязательств, хотя действующее законодательство (Гражданский кодекс РФ) дает примерный перечень таких средств. Страхование кредитных рисков направлено прежде всего не на стимулирование должника к исполнению обязательства, а на обеспечение интересов кредитора. Достигается это путем переноса неблагоприятных последствий нарушения условий договора из одной имущественной сферы в другую на основе заблаговременно заключенного соглашения.

Содержание этого соглашения (договора страхования) в значительной степени определяет возможность и полноту удовлетворения интересов кредитора. Арбитражная практика рассмотрения споров, связанных с кредитованием предприятий и обеспечением возвратности кредитов путем заключения договоров страхования, показывает, что постепенно складывается ситуация, когда страховые организации, используя всевозможные способы защиты, а также неконкретность и абстрактность некоторых статей Закона о страховании и заключенного договора, уходят от ответственности, получая при этом немалые суммы страховых взносов, являющихся платой за страхование. При этом, как правило, ссылаются на различные обстоятельства, в том числе нецелевое использование кредитных средств, незаключение договора страхования, непредставление документов по движению кредита со стороны страхователя и другие действия (бездействие) страхователя. Все это в совокупности позволяет страховщику в большинстве случаев избежать ответственности, предусмотренной договором страхования.
Практически невозможно выделить дела, по которым страховой организацией добровольно признавалась бы сумма страхового возмещения в пользу страхователя или иного лица, в пользу которого заключен договор. При подготовке данной статьи использованы практические материалы арбитражных дел, по которым страховые выплаты взысканы со страховщиков. Однако следует отметить, что такие случаи редки, в результате чего банки при выдаче кредитных средств в целях обеспечения их возвратности прибегают к иным формам, позволяющим рассчитывать на возвратность кредита, в частности к банковской гарантии, договору залога и т.п.
Одним из самых сложных вопросов в арбитражной практике является проблема признания страхового договора заключенным, а той или иной организации - страхователем, имеющим право предъявлять требования к страховщику. В этом смысле показательно рассмотренное арбитражным судом г. Москвы дело по иску КБ "Электробанк" о взыскании 43149980 рублей страхового возмещения и 4314938 рублей госпошлины с акционерной страховой компании "Лефко". Обоснование и доказательства по указанному делу несколько раз переоценивались арбитражной практикой, в связи с чем представляет определенный интерес последовательность изменения этой оценки. Ответчик в отзыве на иск требования истца не признал, сославшись на отсутствие договора страхования риска непогашения кредита и его незаключение. Арбитражный суд, исследовав материалы дела, установил: истец на основании кредитного договора, заключенного с МП "Росэлектро", предоставил последнему ссуду в размере 70000000 рублей со сроком погашения и уплатой годовых в размере 95521000 рублей. В целях обеспечения возвратности кредита между истцом и ответчиком был заключен договор страхования риска непогашения кредита, в связи с чем выдан полис N 000029 НК, согласно которому застрахована сумма в размере 35000605 рублей.
Основным доводом ответчика на протяжении длительного периода рассмотрения спора в разных инстанциях было высказывание о подложности полиса N 000029 НК и отсутствии страховых отношений. Однако утверждения о подложности полиса не были подтверждены, а довод о незаключении договора страхования оценен не в пользу ответчика.
В ходе заседания была представлена справка о поступлении страхового платежа в сумме 3820840 рублей на расчетный счет ответчика. Таким образом, ответчик с учетом п. 13 Правил страхования риска непогашения кредита, утвержденных правлением АСК "Лефко", фактически признал наличие между сторонами договора страхования, который вступил в силу со дня, следующего за днем уплаты страхового платежа, и до момента рассмотрения спора документально не опровергнут ответчиком и не признан в соответствии с действующим законодательством недействительным.
Ссылка ответчика на отсутствие письменного заявления о страховании риска непогашения кредита и незаключение в этой связи договора страхования, а также на его подложность не была признана убедительной и доказанной по следующим мотивам. Согласно п. 1 ст. 16 Закона о страховании страховщику предоставлено право иным допустимым способом заявлять о своем намерении заключить договор страхования, а факт заключения договора страхования согласно п. 3 ст. 16 Закона может быть удостоверен передаваемым страховщиком страхователю страховым свидетельством (полисом) с приложением Правил страхования. При рассмотрении спора в первой инстанции ответчик не отрицал факта передачи истцу полиса и принадлежность полиса АСК "Лефко".
С учетом этого суд пришел к выводу, что утверждения ответчика о незаключении договора страхования и его недействительности ввиду отсутствия заявления страхователя о заключении договора не могут быть признаны обоснованными как противоречащие Закону о страховании. Суд принял решение о взыскании с АСК "Лефко" в пользу "Электробанка" 43149980 рублей долга и процентов, ссылаясь на наступление страхового случая и сообщение о его наступлении АСК "Лефко".

Не согласившись с принятым решением, ответчик направил кассационную жалобу, полагая, что суд не в полном объеме исследовал материалы дела и неправильно применил нормы права. Ответчик считал договор страхования незаключенным, поскольку выдача полиса не является письменной формой заключения договора страхования, а совершение конклюдентных действий в смысле ст. 160 Гражданского кодекса РСФСР в данном случае недопустимо.
Кассационная коллегия Московского городского арбитражного суда, проверив законность и обоснованность принятого решения, оснований для его отмены не установила.
АСК "Лефко" обратилась с заявлением о принесении протеста на решение и постановление арбитражного суда г. Москвы. При этом основными доводами ответчика стали ссылки на незаключение договора страхования в смысле ст. 60, 161 ГК РСФСР и отсутствие в этой связи обмена экземплярами соответственно оформленных заявлений, содержащих реквизиты сторон и заверенных подписями и печатями страховщика и страхователя, как это предусмотрено п. 2.1 Правил страхования, утвержденных ответчиком. В принесении протеста ответчику было отказано по следующим мотивам.
1. Согласно п. 11 Правил добровольного страхования ответственности заемщиков за непогашение кредитов, утвержденных Минфином СССР от 28 мая 1990 года N 66, договор страхования вступает в силу со дня, следующего за днем уплаты страхового платежа. Выплата страховой премии означает, что между МП "Росэлектро" и АСК "Лефко" возникли договорные отношения. Следовательно, у АСК "Лефко" возникло обязательство перед КБ "Электробанк" отвечать за своевременное погашение МП "Росэлектро" полученного кредита.

В этой связи несоблюдение КБ "Электробанк" порядка оформления заявления о страховании риска непогашения кредита не может служить основанием для освобождения страховщика от указанной обязанности (п. п. 12, 15 - 19 Правил).
2. Несостоятелен и довод заявителя об отсутствии связи между кредитным договором и его обеспечением - договором страхователя и полисом. Согласно п. 3 указанных Правил конкретный предел ответственности страховщика устанавливается договором страхования. В данном случае такой размер установлен в пределах 35 млн. рублей, возвратность другой половины кредита обеспечена страховым обществом "Полис". АСК "Лефко" и СО "Полис" разделили кредитный риск поровну. Именно этим обстоятельством и объясняется факт расхождения между суммой кредита и пределом ответственности АСК "Лефко".
Первый заместитель Председателя ВАС РФ принес протест на решение и постановление Московского городского арбитражного суда.

Коллегия ВАС РФ по проверке в порядке надзора законности и обоснованности решений арбитражных судов, вступивших в законную силу, рассмотрев протест и исследовав материалы дела, пришла к выводу об отмене состоявшихся по делу решений и передаче данного дела на новое рассмотрение.

При этом коллегия не согласилась с приведенными в протесте доводами об отмене решения и постановления и отказе в иске по мотиву недействительности договора страхования и отсутствия между сторонами обязательных взаимоотношений. Коллегия пришла к выводу, что считать договор страхования недействительным в связи с отсутствием в лицензии указания на правила страхования ответственности заемщиков за непогашение кредита нет оснований, так как лицензия предусматривает возможность страхования риска невозврата кредита.

Кроме того, были отклонены утверждения о том, что выданный ответчиком полис не свидетельствует о заключении договора страхования, поскольку согласно п. 2.10 Правил страховой полис выдается только страхователю, заключившему договор страхования, в течение 5 дней после уплаты страхового платежа. Такой платеж ответчику поступил, что последний не отрицал и что подтверждено соответствующими документами. Вместе с тем коллегия решение и постановление Арбитражного суда г. Москвы отменила со ссылкой на вынесение решения по недостаточно исследованным материалам дела.
Московский городской арбитражный суд повторно рассмотрел анализируемое дело и удовлетворил исковые требования в полном объеме. При этом суд исходил из следующего: между истцом и МП "Росэлектро" заключен кредитный договор. В целях обеспечения возвратности кредита между истцом и ответчиком заключен договор страхования риска непогашения кредита, в связи с чем выдан полис, согласно которому застрахована сумма кредита в размере 35 млн. рублей. Оставшиеся 35 млн. рублей были застрахованы АО "Полис".

Суд, вынося решение, принял во внимание п. 12 Правил, согласно которому страховой платеж по отдельному договору произвел заемщик.

При повторном решении суд подтвердил первоначальную позицию: выданный ответчику полис свидетельствует о заключении договора страхования, поскольку в соответствии с п. 2.10 Правил страховой полис выдается только страхователю, заключившему договор страхования.
После вынесения решения арбитражного суда ответчик повторно обратился с заявлением о принесении протеста, пытаясь доказать, что отношений по страхованию риска невозврата кредита с ответчиком не возникло, поскольку страховой платеж произведен МП "Росэлектро" в счет договора, на основании которого АСК "Лефко" гарантировала погашение кредита, в результате чего исковая давность (3 месяца) по гарантии истекла.
5 мая 1995 года заместитель Председателя ВАС РФ отказал в принесении протеста. При рассмотрении заявления ответчика, а также при исследовании всех материалов дела установлено, что арбитражный суд первой инстанции должным образом исследовал материалы дела и сделал правомерный вывод, соответствующий Закону. Отмечено также, что решение об удовлетворении иска "Электробанка" к страховой компании "Лефко" принято с учетом положений Правил страхования риска непогашения кредита страховой компании, условий полиса и фактических обстоятельств дела, а также с учетом ранее принятого постановления надзорной коллегии ВАС РФ, признавшей наличие страховых правоотношений и действительность договора страхования.

В приведенном примере стоит отметить следующие основные моменты.

Во-первых, при оценке обстоятельств, свидетельствующих о выдаче страхового полиса и оплате данного страхового полиса организацией, его не получившей, приоритет в установлении страховых отношений отдается организации, получившей страховой полис и значащейся как страхователь, а не организации, оплатившей страховую сумму, но не получившей страховой полис.

Во-вторых, выдача полиса подтверждает заключение договорных отношений по страхованию.
Одна из правовых проблем, возникающих в практике рассмотрения дел, - оценка целевого или нецелевого использования кредита. Нередко страховые организации, используя данную мотивировку, просят суд освободить их от ответственности в связи с нарушением страхователем условий целевого использования кредита. К примеру, АО "Мытищинский коммерческий банк" обратилось с иском о взыскании со страхового общества "Медведь" суммы страхового возмещения в размере 177500000 рублей и штрафа за задержку выплаты страхового возмещения в размере одного процента от невыплаченной суммы за каждый день просрочки.

Арбитражный суд удовлетворил требования истца в полном объеме. При вынесении решения суд исходил из следующих установленных обстоятельств. Согласно кредитному договору Мытищинским банком выдан кредит в размере 150000000 рублей сроком до 18 мая 1995 года. В обеспечение возвратности кредитных средств ответчик застраховал свою ответственность в СО "Медведь", о чем свидетельствует страховой полис. Он был выдан НПП "Возрождение", и из его текста следовало, что выгодоприобретателем является Мытищинский коммерческий банк (филиал N 1). Доводы ответчика о нецелевом использовании кредита со ссылкой на письмо АО "Атлант", заключившего договор купли - продажи с НПП "Возрождение", под который был выдан кредит, и подтвердившего в данном письме расторжение договора, не приняты судом во внимание, поскольку доказательств возврата денежных средств в сумме 128700000 рублей в адрес НПП "Возрождение" со стороны АО "Атлант" не представлено. Вместе с тем истцом документально подтвержден факт целевого использования кредитных средств: представлены платежные поручения о выплате заемщиком суммы кредита в качестве предоплаты по договору о приобретении товара в количестве и ассортименте, указанных в кредитном договоре. Таким образом, факт целевого использования кредита истцом подтвержден в полном объеме.

Требования ответчика о предоставлении доказательств реализации товара выходят за рамки кредитного договора и не могут служить основанием признания нецелевого использования кредитных средств.

Давая оценку письму АО "Атлант" и документам, представленным истцом в доказательство целевого использования кредита, суд исходил из приоритета подлинных платежных и транспортных документов, подтверждающих факт целевого использования кредитных средств в соответствии с одним из условий кредитного договора. Кроме того, судом учтена представленная истцом выписка из расчетного счета, принадлежащая НПП "Возрождение": зачисление средств в сумме 128700000 рублей по указанному счету не производилось.
При возложении ответственности на страховщика суд исходил из действительности полиса и вступивших в силу с учетом перечисления страховой премии страховщику Общих условий страхования риска невозврата кредита, согласно которым страховщик принял на себя обязательства при наступлении страхового события произвести выплату страхового возмещения страхователю (Мытищинский КБ, филиал N 1) в течение 48 часов, а также штрафа в размере одного процента от суммы невыплаченного страхового возмещения.
Ответчик обратился с кассационной жалобой, считая, что данное решение незаконно и необоснованно. Мотивируя свои возражения, он сослался на невыполнение обязательств со стороны страхователя, а именно:

- непринятие необходимых мер в целях предотвращения и уменьшения ущерба при страховом событии (п. 4.4"д" Общих условий);

- несообщение по запросам страховщика сведений, связанных с судьбой кредитованной суммы (п. 4.4"и" Общих условий);

- нарушение целевого использования кредита.

Таким образом, ответчик, обвинив страхователя в одностороннем отказе от исполнения обязательств, указал на то, что условиями договора страхования могут предусматриваться другие основания для отказа в страховой выплате, что не противоречит законодательству. Ответчик сослался также на недоказанность самого факта наступления страхового события.
В кассационной жалобе ответчик изменил основание отказа в выплате страхового возмещения, поскольку при рассмотрении спора в первой инстанции возражения строились в основном со ссылкой на умышленные действия страхователя, направленные на наступление страхового случая, в то время как в жалобе ответчик утверждал, что он имел право отказать в выплате страхового возмещения на основании п. 1.7"е" Общих условий страхования в связи с неисполнением страхователем обязанностей, предусмотренных договором страхования.

Анализ этих обязанностей показывает, что их можно условно разделить на две группы:

- обязанности информационного характера;

- принятие мер для предотвращения ущерба при страховом событии.

При оценке данных обстоятельств дела в кассационной коллегии учитывалось, что первая группа обязанностей со стороны банка, являющегося выгодоприобретателем, была выполнена, следовательно, ответчик имел сведения обо всех интересующих его обстоятельствах. Что же касается второй группы обязанностей, касающихся принятия мер по предотвращению ущерба, то их неисполнение со стороны страхователя и истца ответчиком не доказано.

Не нашли своего подтверждения ссылки ответчика на нецелевое использование кредита. Не приняты во внимание его возражения о том, что целевое использование кредита включает в себя возвратность, поскольку в соответствии с общими принципами кредитования целевое использование кредита и возвратность - это два разных принципа. Первый включает условие о том, как используются денежные средства, полученные от банка, а второй - каким образом они будут возвращены, то есть нарушение условий о реализации товара не подтверждает нецелевое использование кредита.
Проверив законность и обоснованность решения в порядке ст. 125 АПК РФ 1992 года, коллегия постановила решение по делу изменить, исходя из следующих обстоятельств дела. АО "Мытищинский КБ" согласно кредитному договору выдал НПП "Возрождение" кредит в размере 150000000 рублей с целевым назначением под оплату договора о приобретении товара и оплату полиса.

Согласно страховому полису страховым обществом "Медведь" застрахован риск невозврата кредита.

Проверяя доводы по поводу целевого или нецелевого использования кредита, кассационная коллегия, исследовав платежные документы, установила факт целевого использования кредита, подтвердив тем самым выводы суда первой инстанции. При этом письмо АО "Атлант" о якобы имевшем место возврате денежных средств ввиду расторжения договора во внимание не принято в связи с отсутствием платежных документов.
Более того, доводы ответчика о том, что страховщик имеет право на отказ в выплате страхового возмещения в силу противоправного бездействия страхователя, лишившего страховщика возможности осуществлять право проверки использования кредитных средств, а также отсутствия страхового события признаны несостоятельными, поскольку заявитель не представил доказательств противоправных действий страхователя. Страховым же событием согласно Общим условиям страхования является невозврат страхователем кредита в течение 20 банковских дней, следующих за днем, оговоренным в кредитном договоре в качестве даты возврата кредита.

Таким образом, согласно страховому полису страховщик произвел страхование риска невозврата кредита, а так как полученный НПП "Возрождение" кредит не был возвращен страхователем в оговоренные сроки, наступило страховое событие, при котором СО "Медведь" согласно п. 4.2 Общих условий страхования обязано произвести выплату застрахованному (истцу) страхового возмещения в течение 48 часов после его наступления. Если страховое возмещение не выплачено в установленный срок, страховщик согласно п. 4.2"в" Общих условий страхования должен выплатить застрахованному штраф в размере 1 процента от суммы страхового возмещения за каждый день просрочки, но не более 6 процентов.


При таких обстоятельствах решение о взыскании с СО "Медведь" суммы страхового возмещения является правомерным, однако вывод суда первой инстанции о взыскании с ответчика суммы штрафа в размере одного процента от суммы невыплаченного страхового возмещения за период с 18 июня 1994 года по 5 октября 1994 года на основании п. 1 ст. 17 Закона о страховании неправомерен, так как указанная ответственность страховщика в силу п. 1 ст. 4 Закона наступает перед страхователем, а не перед выгодоприобретателем. Ответственность страховщика перед выгодоприобретателем определена п. 4.2 Общих условий страхования, утвержденных ответчиком, и не может превышать 6 процентов от суммы невыплаченного в течение 48 часов после наступления страхового события страхового возмещения. Следовательно, удовлетворена была лишь часть искового требования в размере 10650000 рублей, составляющая 6 процентов от суммы невыплаченного страхового возмещения.


Рассматривая иски с участием страховых организаций, выступающих в качестве ответчика, приходится констатировать, что практика принятия решений по данным делам идет в основном по пути освобождения их от ответственности.


ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

"ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РСФСР" (утв. ВС РСФСР 11.06.1964)

"АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(утв. ВС РФ 05.03.1992 N 2447-1)

ЗАКОН РФ от 27.11.1992 N 4015-1 "О СТРАХОВАНИИ"

ПИСЬМО Минфина СССР от 28.05.1990 N 66

"ПРАВИЛА ДОБРОВОЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗАЕМЩИКОВ ЗА НЕПОГАШЕНИЕ КРЕДИТОВ"

Хозяйство и право, N 7, 1996

 

Категория: ВСЕ НОВОСТИ | Просмотров: 464 | Добавил: islin | Рейтинг: 0.0/0
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
  • БАЗА ДОЛГОВ ФССП России

  • УЗНАЙ СВОЙ ИНН


  • Полезная информация
  • Создать сайт
  • Все для веб-мастера
  • Кулинарные рецепты
  • Copyright MyCorp © 2018
    счетчик посещений